Ср, Сен 14th, 2016
все | Автор admin

Анаит. Продолжение

Начало…

5

Об окончательном решении Вачагана жениться только на Анаит царица сообщила царю. Эта весть вскоре распространилась по всему дворцу, узнали об этом все слуги и служанки. На следующий день весь город бурлил от слухов. Крестьяне радовались, что царица будет из селян, и при ней они станут счастливыми. Князья же досадовали: почему сын царя ставит пастуха выше них. Купцы издевались, мол, царевич, видно, сошел с ума, если вместо того, чтобы жениться на богатой невесте с большим приданым, выбрал бедную девушку. Немало было остряков, которые выдумывали по этому поводу всевозможные байки и рассказывали их повсюду.

Вот что они говорили:

— Бабик, говорят, сын нашего цари сватает дочь пастуха, ты слышал?..

— Это не так, дорогой Саак, ты слышал не все. Этот пастух в действительности не пастух, а царь, но так как он царствует над скотиной, то его называют пастухом. Сват нашего царя очень мудрый человек, он знает язык всех животных. Таким был только один мудрый Соломон.

— Что ты говоришь?.. Неужели у скотины тоже есть царь?

— Почему ты удивляешься? Разве ты не слышал, ведь говорят же: царь саранчи, царь змей, царь муравьев, царица пчел. И люди имели царей еще в то время, когда они были не умнее животных.

— Я это знаю, но никогда не слышал, что животные тоже имеют царей. И потом, скажем, царь змей — змея, но неужели царь скотины — человек?

— Но если бы он не был человеком, как он мог иметь дочь, и на ком бы тогда женился сын нашего царя? Значит, это человек, раз имеет дочь, и знаешь какую дочь? Очень красивую и очень мудрую. Говорят, эта девушка не хочет выходить замуж и еще неизвестно, пойдет она за нашего царевича, или нет.

— Что ты говоришь?!

— А что ты думал…

6

Anahit_articleЦарь и царица не смогли переубедить Вачагана и однажды вечером, посовещавшись, решили согласиться с выбором своего сына.

Сам царь был человеком добрым, он нисколько не противился желанию сына, даже обрадовался, что его сын ко всем подданным относится одинаково, никого не ставит выше других. Он лишь опасался, как бы этим поступком сын не настроил против себя надменных князей. Но когда он узнал, что крестьяне рады выбору царевича, что Анаит пользуется у них большой любовью, он сам стал уговаривать царицу дать свое согласие на этот брак…

На следующий день родители вызвали Вачагана, сообщили о своем решении, и Вагинака с двумя почтенными князьями, с богатыми дарами послали в Хацик сватать Анаит.

Когда они прибыли в дом пастуха, Аран их радушно приветствовал. Анаит дома не было. Гости расселись в просторной комнате на новом ковре, разостланном Араном, сам он сел рядом с ними.

Этот ковер привлек внимание гостей своими замечательными узорами, яркостью красок и тонкостью исполнения.

— Какой прекрасный ковер, – сказал Вагинак.- Его, наверное, соткала хозяйка дома.

— Нет у меня жены, она умерла пять лет назад. Этот ковер выткала наша Анаит. Но ей он не нравится, говорит, получилось не то, что хотела. Начала ткать новый, вон он на станке покрыт холстом.

— Даже во дворце нашего царя нет такого украшения,- сказал один из князей и, обратившись к Арану, добавил: – Мы рады, что твоя дочь такая мастерица. Слава о ней дошла до нашего царя. И вот он послал нас к тебе сосватать Анаит. Царь желает, чтобы ты отдал свою дочь за его единственного сына Вачагана — наследника престола.

Сказав это, князь ожидал, что Аран либо не поверит, либо подпрыгнет от радости. Но Аран не сделал ни того, ни другого, а опустил голову и в задумчивости стал водить пальцем по узору на ковре. Из раздумья его вывел Вагинак.

— Почему ты загрустил, Аран? Мы принесли тебе радость, а не печаль Мы насильно не увезем твою дочь. Это зависит лишь от твоей воли: захочешь — отдашь дочь, не захочешь-не отдашь. Нам только нужно, чтобы ты сказал прямо: согласен ты или нет.

— Мои почтенные гости, – ответил Аран. – Я очень благодарен, что наш владыка царь украшение для своего роскошного дворца хочет взять из бедной хижины своего слуги. Может быть, такого украшения, как вы сказали о ковре, нет в его дворце, но я скажу вам правду: я не волен отдать или не отдать дочь. Вот придет она, спросите ее: если согласится, мне нечего будет сказать.

Как раз во время этого разговора пришла Анаит с корзиной, полной винограда, персиков, груш и яблок. Поклонилась гостям, о приходе которых ей уже дали знать, переложила фрукты на медный поднос, подала им. Сама же подошла к станку, откинула холст и стала ткать начатый ковер. Князья смотрели, как работает Анаит, и были изумлены ловкости ее быстрых пальцев.

— Анаит, почему ты ткешь одна? – спросил Вагинак. – Я слышал, у тебя много девушек-учениц.

— Да, есть у меня человек двадцать, – ответила Анаит, – но сейчас время сбора фруктов, я отпустила их. Да если б даже они были здесь, я бы не дала им ткать этот ковер. Его должна соткать я одна.

— Слышал, что ты обучаешь своих учениц чтению…

— Да, обучаю. Сейчас каждый человек должен уметь читать. На днях снова приезжал старец Месрон и строго наказал, чтобы все научились грамоте, сами могли читать и понимать евангелие. Теперь даже наши пастухи умеют читать, обучают друг друга во время пастьбы. Если сейчас пройтись по нашим лесам, то можно увидеть, как исписана кора на толстых деревьях. Третьего дня на одном дереве я прочла десять стихов из псалмов. Все стены крепостей, все скалы исписаны углем. Один пишет несколько строк из евангелия, а другие продолжают. Вот так наши горы и ущелья заполнились письменами.

— У нас ученье не так распространено, наши люди ленивы, но я надеюсь, что когда мы увезем тебя в наш город, ты наших ленивцев сделаешь усердными и трудолюбивыми. Оставь на минуту свою работу, Анаит, подойди, нам надо с тобой поговорить. Вот, посмотри, что тебе прислал наш царь.

Говоря это, Вагинак раскрыл сверток и достал из него золотые украшения и шелковые наряды.

Анаит этим драгоценностям не удивилась, как невидали, а скромно спросила:

— Можно ли узнать, почему царь оказал мне такую честь?

— Сын нашего царя, Вачаган, видел тебя у родника, ты дала ему напиться, и очень ему понравилась. Теперь царь послал нас, чтобы мы сосватали тебя за его сына. Вот это кольцо, это ожерелье, этот браслет — все для тебя.

— Значит, тот охотник был царевичем?

— Да.

— Он, видно, хороший юноша, но знает ли он какое-либо ремесло?

— Он сын царя, Анаит, зачем ему ремесло? Он властелин всей страны, все жители ее — его слуги.

— Да, это так. Но кто знает, что может случиться в жизни. Сегодняшний хозяин завтра сам может стать слугой, даже если он и был царем. Ремесло должен знать каждый человек, будь то слуга или хозяин, царь или князь.

Услышав эти слова, князья переглянулись. Посмотрели они на Арана и увидели, что он одобряет слова дочери. Затем они спросили Анаит:

— Значит, ты не выйдешь замуж за сына царя только потому, что он не знает ремесла?

— Да, и все то, что вы принесли мне, возьмите обратно и скажите царевичу, что он мне очень понравился, но пусть он извинит меня — я дала обет не выходить за человека, не владеющего ремеслом. Если он хочет, чтобы я стала его женой, пусть сначала обучится какому-либо ремеслу.

1450946983_2838e5e0b5274dc55327b78d3378ee4aКнязья поняли, что Анаит непреклонна в своем решении, и не стали настаивать. Эту ночь они провели в доме Арана. Анаит им оказала гостеприимство и рассказала сказку об одном царе, который владел многими ремеслами, обучил и своих подданных и очень обогатил свою страну, Видя, что слова Анаит разумны, князья устыдились, что они не знают никакого ремесла. Лишь Вагинак с гордостью сказал, что он хорошо знает ювелирное дело, обучился этому у дворцового ювелира. На следующий день они ушли и обо всем, что увидели и услышали, подробно рассказали царю. Царь и царица, узнав об ответе Анаит, очень обрадовались, подумав, что Вачаган не примет ее условия и откажется от нес. Но когда его позвали и поведали обо всем, он сказал:

— Анаит права, каждый человек должен знать какое-либо ремесло. Царь тоже человек, и он также должен владеть ремеслом.

— Значит, ты согласен обучиться ремеслу? – спросила мать.

— Да.

— Но скажи правду, зачем ты хочешь обучиться ремеслу: затем, что понял его необходимость, или чтобы стать достойным Анаит.

— И то и другое… К чему скрывать? – ответил Вачаган я сразу удалился, чтобы родители не увидели, как он зарделся.

Убедившись, что его сын хочет обучиться какому-либо ремеслу, царь позвал к себе нескольких князей на совет. Они сошлись на том, что достойное царевича ремесло — умение ткать парчу, которой нет в их стране и которую привозят из дальних стран за очень дорогую цену. Послали в Персию людей, привезли оттуда опытного мастера. За год Вачаган так овладел ремеслом, что из тонких золотых нитей соткал для Анаит кусок парчи и через Вагинака послал ей в подарок.

Получив этот дар, Анаит сказала:

— Сейчас мне уже нечего сказать: «Нужда заставит — и ткачом станешь».

— Передайте царевичу, что я согласна, и в дар от меня отвезите ему новый ковер.

Начались приготовления к свадьбе. Семь дней, семь ночей длилась эта свадьба и стала невиданным праздником для всей страны. Радость крестьян была безмерна. У них было много причин для этого: во-первых, они очень любили царя и его сына, во-вторых, Анаит среди них пользовалась хорошей славой, и они очень надеялись на ее доброту, в-третьих, в день свадьбы царь приказал на три года освободить крестьян от всяких налогов. Поэтому крестьяне еще долгое время пели:

Как на свадьбе Анаит

солнце золотом горит,

как на свадьбе Анаит

ливень золото струит.

Раззолочены поля и амбары до краев,

мы избавились от бед, от налогов и долгов.

Мать-царица, благодарствуй, златорукая, да здравствуй!

7

На пышной свадьбе Анаит не было Вагинака. Однажды царь послал его с каким-то поручением в город Перож, находившийся недалеко от Барда. Вагинак ушел и больше не вернулся. Расспрашивали всех, искали, но Вагинак пропал, словно в воду канул.

Люди, посланные на поиски Вагинака, привезли царю весть, что бесследно пропавших людей много и никому не известно, как и куда они исчезают.

Царь подумал, что, видимо, есть какие-то разбойники-работорговцы. Они похищают людей и продают диким племенам, обитающим в кавказских горах. Он послал в те страны смелых людей, они объехали города и села, но никаких следов Вагинака не нашли, и, отчаявшись, вернулись обратно.

Это бесследное исчезновение Вагинака причинило царю большое горе. Он горевал не только потому, что любил его, как сына, но и потому, что в его стране происходили такие странные вещи, а он не мог найти выхода.

Вскоре после этого случая царь и царица, дожившие до глубокой старости, умерли. Вся страна сорок дней была в трауре. А через сорок дней собрались все горожане и возвели на престол Вачагана.

Заняв престол своих предков, Вачаган решил так благоустроить страну, чтобы не было ни одного недовольного человека, чтобы все были радостны и счастливы. Его ближайшим советником была Анаит. Он всегда сначала советовался с нею, а затем приглашал на совет мудрых людей из народа и сообщал им о своих намерениях. Но Анаит считала, что этого недостаточно, и однажды сказала ему:

— Государь мой, я вижу, что у тебя нет достоверных сведений о своей стране. Приглашаемые тобою люди не всегда говорят правду. Чтобы успокоить и обрадовать тебя, они твердят, что все хорошо, все в порядке, что жители страны довольны жизнью. Кто знает, что в эту минуту творится в твоей стране, о чем эти люди тебе не говорят. Время от времени ты должен, переодевшись, бродить по стране, то под видом нищего просить милостыню, то заниматься торговлей, то батрачить. Словом, ты должен все испытать, чтобы лучше узнать жизнь и людей. Бог за все потребует у тебя отчета, ты его наместник в своей стране, и должен все видеть и все знать.

— Ты совершенно права, Анаит, – сказал царь,- мой покойный отец так и делал, но в старости это было ему не по силам. Во время охоты я поступал почти так же. Но как мне быть сейчас? Если я уйду, кто будет править страной?

— Я буду править сама и сделаю так, что никто не узнает о твоем отсутствии.

— Очень хорошо. Я могу отправиться в путь завтра же. И если через двадцать дней я не вернусь, знай, что меня нет в живых, или я попал в беду.

780917у8

Переодевшись простым крестьянином, царь Вачаган отправился в отдаленные края своей страны. Многое он повидал, многое услышал, но то, что он узнал по возвращении в городе Пероже, превзошло все виденное им ранее.

Город Перож, который теперь уже исчез с лица земли, стоял на берегу реки Куры. Жителями его были персы-идолопоклонники. Жили там и армяне-христиане, но их было мало, и не было у них ни церкви, ни священника.

В центре города находилась площадь, где был городской рынок. Возле него расположились лавки ремесленников и купцов.

Однажды Вачаган на этой площади увидел, как группа людей сопровождает почтенного седобородого старца с поднятыми руками. Старец ступал очень осторожно, перед ним расчищали путь и подкладывали под ноги кирпичи. Вачаган подошел к одному человеку и спросил, кто этот старец, тот ответил:

— Это наш верховный жрец. Неужели ты его не знаешь? Посмотри, он так свят, что не ступает на землю, чтобы случайно не раздавить какое-либо насекомое.

В конце рынка расстелили ковер, верховный жрец сел на него отдохнуть. Вачаган подошел и стал напротив него, чтобы видеть, что будет делать или говорить этот человек. У жреца был очень острый глаз, он взглянул на Вачагана и, видя, что тот не местный и ему незнаком, поманил его к себе. Вачаган подошел.

— Кто ты такой, чем занимаешься? – спросил жрец.

— Я из чужих краев, рабочий, – ответил Вачаган, – пришел в этот город на заработки.

— Пойдешь со мной, я дам тебе работу и хорошо заплачу.

Вачаган поклоном головы выразил согласие и стал в сторону рядом с сопровождавшими жреца людьми.

Верховный жрец шепнул что-то своим жрецам, и они разошлись в разные стороны, а через несколько минут вернулись с носильщиками, навьюченными разной кладью.

maxresdefaultКогда все собрались, верховный жрец поднялся и с той же торжественностью направился к своему жилищу. Вачаган молча последовал за ним, движимый любопытством. Не мешало бы узнать, чем занимаются эти жрецы и что за человек этот верховный жрец, какие он совершил благодеяния и почему его почитают как святого. Так они дошли до окраины города.

Здесь верховный жрец, благословив провожающих его ревностных идолопоклонников, вернул их обратно, остались только жрецы, носильщики и Вачаган. Они продолжили свой путь и удалились от города почти на две версты. Достигнув какого-то огороженного строения, они остановились перед железной дверью. Верховный жрец достал из кармана огромный ключ, отпер дверь и, впустив всех, снова запер ее. Тут Вачаган понял, что выйти отсюда по своей воле он не сможет. Пришедшие с Вачаганом носильщики тоже были здесь впервые. Они переглянулись и начали перешептываться, не понимая, куда их привели. Наконец, миновав сводчатый проход, они вышли на просторную площадь, в центре которой стояло капище с куполом, окруженное маленькими кельями. Носильщикам велели оставить кладь перед этими кельями, а их вместе с Вачаганом верховный жрец повел за капище, там отпер еще одну железную дверь и сказал: – Входите, вам дадут работу.

Растерянные, они молча вошли внутрь, и жрец запер за ними дверь. Тут только наши чужестранцы пришли в себя и увидели, что стоят перед входом в какое-то подземелье.

9

Братья, не знаете, куда это мы попали? – спросил Вачаган.

— Я знаю, что мы попали в ловушку, и уже отсюда не выберемся, – сказал один.

— Но ведь этот старец святой человек, неужели он способен на такое? – сказал другой.

— А почему бы нет? Наверное, этот святой человек знает, что мы в чем-то виновны, поэтому привел и бросил нас в это чистилище, чтобы мы искупили свои грехи.

— Не время шутить, – сказал Вачаган. – Я думаю, что этот жестокий старик — страшный дэв, скрывающийся под личиной святого, и теперь мы стоим на дороге в ад. Посмотрите, какой здесь мрак, и кто знает, какие еще муки уготованы нам. Но почему мы стоим, как окаменелые? Эта дверь никогда уже не откроется, пойдем вперед, посмотрим, куда ведет эта дорога.

Пройдя порядочное расстояние, они вдруг увидели вдали слабый свет лампады. Пошли на свет, и перед ними открылась широкая, выложенная камнем площадь. Отовсюду раздавались ужасающие крики. Взглянув наверх, они поняли, что находятся в искусственной пещере. Она была построена наподобие зернохранилища: скалу начали долбить сверху и, постепенно опускаясь, все больше расширяли яму, и таким образом в цельном камне был сделан просторный куполообразный зал.

Потрясенные пленники оглядывали эту темницу и напряженно вслушивались, чтобы узнать, откуда раздавались вопли. И вдруг перед ними появилась какая-то тень, которая, медленно приближаясь и сгущаясь, обрела четкие очертания.

Вачаган пошел навстречу этой тени и громко спросил:

— Кто ты, сатана или человек? Подойди к нам поближе и скажи, где мы находимся.

Призрак приблизился и, весь, дрожа, стал перед Вачаганом. У него были впалые глаза, провалившиеся щеки, выпавшие волосы. То был настоящий скелет, все кости которого можно было пересчитать. Этот живой труп, едва шевеля губами, всхлипывая и заикаясь, произнес:

— Идите за мной, я вам покажу, куда вы попали. Он повел их по узкому проходу в помещение, где

они увидели валявшихся на холодной земле голых людей. Люди эти умирали, исторгая душераздирающие вопли и стоны. Вагинак и его спутники пошли дальше и увидели огромные котлы, в которых несколько истощенных людей варили еду. Вачаган подошел к этим котлам, чтобы посмотреть, что в них варится, и в ужасе отпрянул, не сказав своим товарищам, что же он там увидел. Затем они пришли в просторный зал, где при тусклом свете работали сотни мертвенно-бледных людей. Одни вышивали, другие вязали или шили, некоторые занимались ювелирным делом.

Показав все это, человек-призрак привел их обратно в первую пещеру и сказал:

— Тот дьявол старик, который обманул вас и завел сюда, когда-то так же поступил и с нами. Сколько времени я тут нахожусь, мне неизвестно, потому что здесь нет дней и ночей, здесь лишь бесконечный мрак. Знаю только, что все люди, попавшие сюда до меня и вместе со мной, уже погибли. Сюда пригоняют разных людей, знающих ремесло и не знающих его. Ремесленников заставляют работать до самой смерти, а тех, кто не знает никакого ремесла, сгоняют на бойню, а оттуда на ту кухню, которую вы видели. Вот какое это ужасное место. Старый дьявол не одинок, у него сотни помощников — все они жрецы. Их жилище находится над этим адом.

— Скажи, что они теперь сделают с нами? – спросил Вачаган.

— То же, что и с другими. Кто из вас знает ремесло, будет работать до самой смерти, а тех, кто не знает — отправят на бойню. Я уже живу в мертвецкой, потому что сказал им, что у меня больше нет сил работать. Но бог не берет мою душу, наверное, хочет вывести меня отсюда на белый свет. И знаете, я верю в это, потому что видел во сне женщину, которая в короноподобном шлеме с обоюдоострым мечом в руке сидела на огненном коне. Она мне сказала: «Не отчаивайся, Вагинак, я скоро приду и всех вас освобожу». Я бы давно умер, если бы эта чудо-царица не вселила в меня надежду. Эта надежда питает мою душу, и насколько я слаб телом, настолько силен духом. Ах, мой Вачаган, где ты, почему ты забыл своего Вагинака?…

Вачаган находился в таком оцепенении, что рассказ этого человека лишь долетал до его слуха, но не доходил до сознания, однако при последних словах он вздрогнул, будто очнулся от глубокого сна. «Значит, это наш Вагинак», – подумал он. Придя в себя, он хотел броситься к Вагинаку, обнять его, хотел сказать ему, что он Вачаган, но, не поверив своим ушам, вновь спросил его, кто он и как сюда попал.

Вагинак начал свой рассказ издалека. И Вачаган решил, что если он вдруг сообщит ему, кто он такой, то эта весть может подобно острому мечу оборвать тонкий волосок, на котором висела жизнь Вагинака. Поэтому он прервал его рассказ:

— Твое имя, как мне послышалось, Вагинак?

— Вагинак, да, Вагинак… я когда-то был…

— Брат Вагинак, тебе вредно много говорить. Живи, пока твой сон исполнится. Я верю в твой сон и благодарен тебе, что ты рассказал о нем. Теперь мы будем жить этой же надеждой. Хорошо бы тебе поведать о своем сне другим своим товарищам. Я толкователь снов, и уверяю тебя, что твой сон исполнится в точности. Но вот слышны чьи-то шаги, иди на свое место.

Продолжение…

Метки: ,

1,681

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти HTML-теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

*