Сб, Март 3rd, 2012

Ковроделие в Армении


 

 

 

Ковроделие, являясь одним из видов армянского декоративно-прикладного искусства, неразрывно связано с другими видами декоративно-прикладного искусства армян, продолжая традиции других видов национального изобразительного искусства.

Главным отличием армянских ковров от персидских и других ковров является то, что в качестве орнаментальных мотивов приминаются стилизованные изображения животных и людей. Традиционно в Армении коврами устилают полы, покрывают внутренние стены домов, диваны, сундуки, сиденья и кровати. До сих пор ковры часто служат завесами дверных проёмов, ризниц и алтарей в храмах, ими покрывают сами алтари в церквях. Развиваясь с древнейших времен, ковроделие Армении исстари являлось неотъемлемой частью быта, так как ковроделием занимались почти в каждой армянской семье, при том, что «ковроткачество повсеместно было древним женским занятием армян».

В армянском языке существует два слова для обозначения ковра: карпет и горг. Хотя эти два слова в армянском языке являются синонимами, «карпетами» чаще называют безворсовые ковры, а «горгами» — ковры с ворсом.В армянских средневековых рукописях слово «ковёр» в форме каперт впервые упоминается в переводе Библии V века. Слово «каперт» образовано от корня «кап» — «узел». С течением времени слово «каперт» приняло более благозвучную форму «карпет».

Согласно этимологическим словарям слово «карпет» появилось из средневековой латыни, откуда оно переходит и в другие европейские языки. По мнению А. Г. Сукиасяна, слово карпет было заимствовано европейскими языками из армянского языка в конце ХIII века в результате расширения торговли коврами, которые вывозились через портовые города армянского царства Киликия, что подтверждается документальными источниками того периода. Так, в частности, флорентийский банкир и купец Франческо Балдуччи Пеголотти, живший в начале ХIV века, который в труде La pratica della mercatura детально описал торговый путь из киликийского города Айас в Сивас, Ерзинкан и Эрзерум и далее в город Тебриз, сообщает, что с 1274 по 1330 год ковры ввозились во Флоренцию из армянских городов Айас и Сис. О значении киликийского города Айас в международной торговле писал также известный путешественник Марко Поло, который в 1271 году, посетил Айас и из него отплыл домой, в Венецию, на армянском транспортном судне.

Слово горг впервые встречается в письменных источниках в виде надписи на армянском языке, датирующейся 1242—1243 годами, которая вырезана на каменной стене церкви Каптаван в Карабахе. Арменовед Григор Капанцян склонен считать, что слово «горг» восходит к хетто-армянскому словарному фонду, где оно существовало в формах «курк», «куркас». Хеттолог Э. Сaртивент толкует этимологию слова «курк» как «попона лошади или мула».

Арабские хроники свидетельствуют, что слово «кали» или «хали» или иначе «гали», которое во всём мусульманском мире означает «ковёр», происходит от названия ремесленного города Карина, который арабы называли Каликала. Абд ар-Рашид ал-Бакуви сообщает, что из знаменитого своими коврами армянского города Каликала, расположенного на стратегическом пути между Персией и Европой, «вывозят ковры и аз-залали, которые называются кали». Согласно учёному и писателю XIII века Якут аль-Хамави, ковры по сокращённому арабскому названию города Каликала — «Кали», назывались «кали». В своих дневниках Марко Поло восхвалял ковры из этих мест, как самые красивые в мире. Академик Иосиф Орбели прямо пишет о том, что «слово „ковёр“ армянского происхождения».

Армянское ковроткачество, которое на начальных этапах по технике исполнения до определённой степени совпадало с ткачеством, прошло долгий путь развития, начиная с простых изделий, сплетённых на плетельных рамах различной формы до ворсовых узелковых ковров, ставших изысканными произведениями искусства.
По мнению доктора искусствоведения Волькмара Ганцхорна, восточный ковёр не только не ведет свое происхождение от кочевых племён, но и районом его происхождения не является Центральная Азия. Восточный ковёр является производным древних цивилизаций Армянского Нагорья, лежащего на перекрестках древнейших торговых путей между западом, севером и югом.

Развитие ковроделия в Армении было насущной необходимостью, продиктованной климатическими условиями всего Армянского Нагорья, от климата также зависел тип, размер и толщина произведенного ковра. Жилые дома и другие сооружения были почти исключительно построены из камня или вырублены в скале, а в них традиционно отсутствовали деревянные напольные покрытия, о чём свидетельствуют результаты археологических раскопок, проводимых в Двине, Арташате, Ани и других городах.

Также в Армении существовала необходимая сырьевая база. Наиболее распространённым сырьем использовавшемся для производства нитей для ковров была овечья шерсть, применялась также козья шерсть, шёлк, лён, хлопок и другие. В 8-14 вв., когда ковроделие начало развиваться на Ближнем Востоке, Армения была «одним из наиболее продуктивных регионов» в этом отношении. Это было обусловлено наличием «хорошего качества шерсти, чистой воды и красителей, особенно прекрасной пурпурной краски» .

Одним из основных условий, способствующих развитию ковроделия было наличие городов, в которых развивались ремесла и которые служили крупными торговыми центрами, так как по территории Армянского Нагорья проходили торговые пути, включая одно из ответвлений Великого шелкового пути. О ковровых тканях в древней Армении, как об одной из основных отраслей армянских художественных ремесел упоминают множество источников. Куски древних ковром были найдены при раскопках близ Еревана, а остатки шерстяных ковров местного производства были найдены при раскопках Ани в одной из гробниц ущелья Цахка-дзор.

Большинство армянских ковров обычно рассматриваются по государственно-территориальному признаку, как восточные ковры, однако иконография и орнаментика армянских ковров имеет свои особенности, которые были отмечены различными исследователями истории изобразительного искусства. Так, ещё в 1908 году шведский учёный Ф. Р. Мартин в книге «История восточных ковров до 1800 г.», исследовав историю ковроделия, включая армянское ковроделие, пришёл к выводу, что Малая Азия, то есть историческая Армения, восточную часть которого занимает Армянское Нагорье, является родиной «драконовых» ковров. В названной книге Ф. Р. Мартин впервые опубликовал фотографию редкой красоты ковра с драконовым орнаментом, получившего название «Гоар». Ф. Р. Мартин обратил внимание на то, что орнаментика и стиль исполнения этого ковра с тканной надписью на армянском языке и датой совпадают с многими другими коврами с драконовым орнаментом. На основании этого Ф. Р. Мартин и определил армянское происхождение «драконовых» ковров. Армению, как регион происхождения «драконовых ковров», также считают Арменаг Саркисян и историк исламского искусства Ричард Эттингхаузен.

К выводу относительно армянского происхождения многих восточных ковров пришла преподаватель истории искусств из Университета Сан-Франциско Лорен Арнольд, которая в нескольких университетах прочла лекцию о восточных коврах в изобразительном искусстве Возрождения. Так, согласно её мнению, анатолийский ковёр с изображением борьбы дракона с птицей феникс, хранящийся в Берлинском музее исламского искусства, был соткан армянами из Нахичевана. К такому заключению она пришла, сравнив узор с изображением дракона на этом ковре с мотивами драконов на фасаде флорентийской церкви Сан-Миниато-аль-Монте, которая была посвящена первому флорентийскому великомученику Святому Минасу, который по происхождению, согласно легенде, был армянским князем и жил в III веке.. Также армянским, согласно Лорен Арнольд, является другой ковёр того же периода, получивший название «Марби». Эти формы ковров по происхождению не имеют аналогов во всём искусстве ковроделия.
Среди немногих сохранившихся до наших дней древнейших армянских ковров так называемые «драконовые ковры» — «вишапагорги». Несколько таких ковров XVIII века можно увидеть в музеях Берлина, Лондона, Вены, Будапешта, Стамбула и Каира. Несколько великолепных образцов раннего периода можно увидеть в Музее истории Армении в Ереване и в Музее этнографии Армении в Сардарапате. Для этой группы ковров характерно несколько определённых мотивов, важнейшим из которых является изображение стилизованного дракона, охраняющего Древо Жизни.

В основе многих орнаментов армянских ковров лежат наскальные рисунки. Об этом свидетельствуют результаты сравнительного анализа наскальных изображений и рисунков с геометрическими узорами армянских ковров. В так называемом «змеином ковре» — «оцагорге», в центре расположена свастика. Из неё вырастают побеги, заканчивающиеся звездами. Восемь извивающихся змей расположены вокруг квадрата, охватывающего свастику, при этом вся композиция символизирует мироздание, а восемь змей оберегают его.

Метки: , , , , , , , ,

1,845

Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать эти HTML-теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

*